Автор: 

Все больше и больше людей прибегают к лекарственным препаратам, чтобы улучшить собственную эффективность на рабочем месте. Но помогают ли эти средства? И что может случиться, если их начнут принимать буквально все?

Оноре де Бальзак свято верил в силу кофе. Знаменитый французский писатель работал как проклятый — каждый вечер он находил одно из парижских кафе, которое не закрывалось после полуночи, располагался в нем и писал до самого утра.

Говорят, что за день (за ночь) он выпивал 50 чашек своего любимого напитка — без молока и сахара.

30% из десятков сотен опрошенных американцев в прошлом году принимали «таблетки для ума»

В конце концов он начал просто жевать ложками молотый кофе — как считал писатель, этот метод работал особенно эффективно на голодный желудок.

Сам он так описывал результаты: «Кофе превращает прекраснейшие стенки желудка в подстегиваемую скаковую лошадь; они воспаляются; искры пронизывают все тело, вплоть до мозга. С этого момента все становится волнительным. Идеи приходят в движение и начинают маршировать как батальоны великой армии на великой войне».

Судя по всему, это действительно работало. Бальзак был чрезвычайно плодовит, он написал около 100 романов, рассказов и пьес и умер от остановки сердца в возрасте 51 года (что для его времени было не так уж мало, как может показаться нам в XXI веке).

На протяжении столетий порция-другая старого доброго кофеина выручала людей, застрявших в болоте рабочего дня. Но сейчас все меняется.

Нынешнее поколение экспериментирует с новыми субстанциями, которые, как надеются многие наши современники, даст импульс их умственным способностям и поможет быть конкурентоспособными.

Некоторые из этих «таблеток для ума» уже сейчас необыкновенно популярны. Один из последних опросов с участием десятков тысяч человек показал: 30% из опрошенных американцев в прошлом году принимали такие препараты.

Похоже, что рано или поздно всех нас захлестнет эта волна — но какими будут последствия? Появятся ли среди нас интеллектуальные гиганты? Приведет ли это к новым потрясающим изобретениям?

А может, это радикально отразится на экономическом росте? Возможно, рабочая неделя станет короче из-за того, что люди станут способны выполнять старую работу быстрее?

Измененный разум?

Чтобы ответить на эти вопросы, нам сначала придется разобраться, что сейчас предлагается.

Первой «таблеткой для ума» был пирацетам, открытый в 1964 году румынским ученым Корнелиу Джурджеа. Ученый искал тогда химическое вещество, которое бы помогало людям засыпать.

После месяцев работы он изобрел «Соединение 6215». Препарат был безопасным, сторонних эффектов почти не наблюдалось — но вот беда, он не действовал. Лекарство никого не погружало в сонливость — скорее, наоборот.

У пирацетама обнаружился один интересный побочный эффект: после того, как пациенты принимали его по меньшей мере месяц, у них существенно улучшалась память.

Джурджеа тут же понял важность своих изысканий и придумал для таких веществ новый термин «ноотропный» (от греческих слов «разум» и «изменяю») — то есть повышающий умственную функцию.

В наши дни пирацетам — любимец студентов и молодых профессионалов, пытающихся стимулировать производительность своих мозгов, хотя и спустя десятилетия после открытия Корнелиу Джурджеа собрано не так много доказательств того, что это соединение действительно улучшает работу мозга здорового человека.

В Великобритании этот препарат продают только по рецепту, а в США он запрещен к медицинскому применению федеральным Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами (нельзя его продавать и как пищевую добавку).

Техасский предприниматель Мансал Дентон, ведущий свой подкаст, принимает фенилпирацетам (он же фенотропил — прим. переводчика), родственный препарат, разработанный еще в Советском Союзе для космонавтов, чтобы помочь им справляться со стрессом.

«Мне куда легче формулировать те или иные мысли, когда я его принимаю, — говорит он. — С ним я сейчас записываю очень много подкастов».

На самом деле такая картина довольна типична. Хотя многие «таблетки для ума» имеют свою преданную аудиторию, часто их роль в стимуляции мозга либо не доказана, либо минимальна.

Что подводит нас к первому варианту ответа на поставленные выше вопросы: если что-то и изменится, но не сильно.

 

Полезно для мозга?

Возьмем моногидрат креатина. Эта биологически активная пищевая добавка состоит из белого порошка, который обычно подмешивают в молочные коктейли и сладкие напитки или же пьют в виде таблеток.

Это химическое соединение было обнаружено в человеческом мозге, и сейчас есть ряд свидетельств того, что дополнительный прием креатина может улучшить вашу память и сообразительность.

Хотя креатин — это нечто новое для амбициозных молодых профессионалов, бодибилдеры пользуются им давным-давно для наращивания силы мускулов.

В США спортивные пищевые добавки — это многомиллиардный бизнес, и большая их часть содержит креатин.

Согласно результатам опроса, проведенного в прошлом году Ipsos Public Affairs, 22% взрослых сказали, что в течение прошедших 12 месяцев принимали спортивные пищевые добавки.

Так что если бы креатин влиял на работу нашего мозга действительно сильно, то мы бы уже видели результаты этого.

Конечно, имеются препараты и помощнее, обладающие более преобразующим действием. «Думаю, что это совершенно ясно — некоторые из них работают», — говорит Эндрю Хубермэн, нейробиолог из Стэнфордского университета.

Есть категория «таблеток для ума», которая привлекает наибольшее внимание и ученых, и биохакеров — это психостимуляторы.

Популярность их растет. Амфетамины и метилфенидат — препараты, их содержащие в ряде стран отпускаются только по рецепту, в других (в том числе в России) — запрещены.

В Соединенных Штатах определенные психостимуляторы разрешены к применению в качестве лекарства для лечения синдрома гиперактивности и дефицита внимания. Но ныне они получили широкое распространение среди тех американцев, для кого важно сохранять концентрацию на важной задаче в течение долгого времени, кто работает в высококонкурентной среде.

У амфетаминов — богатая история применения в качестве «таблетки для ума». Среди их поклонников были венгерский математик-трудоголик Пал Эрдёш, который полагался на них во время своих 19-часовых научных «запоев», и писатель Грэм Грин, который с их помощью работал над двумя романами сразу.

Сейчас, судя по публикациям в американских журналах, амфетамины принимают работники самых разных отраслей — от журналистики и финансов до искусства.

Те, кто употребляет их, уверяют, что им это помогает — хотя и не всегда так, как ожидается.

В 2015 году анализ имеющихся доказательств обнаружил, что воздействие амфетаминов на наш интеллект «скромное».

Однако большинство принимает их не для того, чтобы улучшить свои умственные способности. С помощью амфетаминов люди пытаются поднять уровень жизненной энергии и мотивации в работе.

Одно из последствий приема стимуляторов — появление способности выполнения интеллектуально и психологически тяжелых заданий. В одном исследовании выяснилось, что те, кто принимал один из таких препаратов, начинали рассматривать сложные математические задачи как «интересные».

Если все работники вдруг начнут принимать рецептурные стимуляторы, это, скорее всего, выразится в двух основных вещах.

Во-первых, люди перестанут избегать неприятной или очень скучной работы. Даже те, кто научился высокому искусству ничего не делать в офисе, начнут с удовольствием следить за своевременным обновлением файлов в Excel и с энтузиазмом посещать самые унылые собрания.

Во-вторых, атмосфера в офисах станет гораздо более соревновательной. Однако хорошо ли это — поддерживать соревновательность таким, мягко говоря, неоднозначным способом?

«Все больше работников интеллектуального труда в Кремниевой долине и на Уолл-стрит принимают ноотропы. Они — как профессиональные интеллектуальные атлеты, участвующие в соревнованиях, где ставки высоки, а соперники беспощадны», — говорит Джеффри Ву, гендиректор и сооснователь продовольственной компании HVMN, производящей спектр пищевых добавок-ноотропов.

Дентон с этим согласен. «Думаю, что ноотропы делают конкуренцию все более и более ожесточенной».

Но, кроме жесткости конкуренции, есть куда более серьезные и опасные минусы. Амфетамины по структуре близки к кристаллическому мету, метамфетамину — сильнодействующему рекреационному наркотику, вызывающему привыкание и уже успевшему разрушить массу молодых жизней, вплоть до смертельного исхода.

Про амфетамины, популярные у американцев, тоже известно, что они вызывают привыкание — уже было множество сообщений о том, что людям трудно отказаться от их употребления.

Есть и побочные эффекты — нервозность, тревога, бессонница, боли в желудке и даже выпадение волос.

И наконец: работники, принимающие психостимуляторы, совсем не обязательно более продуктивны.

«Кто-то спросит: а это вообще опасно? И это важный аспект даже в краткосрочной перспективе, — говорит Хубермэн. — Есть и еще один сложный вопрос: как ты себя чувствуешь на следующий день после приема препарата? Возможно, твоя концентрация была на сверхвысоком уровне в течение четырех или даже 12 часов. А что потом? Что с тобой происходит на следующий день?»

Если иметь в виду изложенные выше минусы, то кажется вполне справедливым предположить: рецептурные стимуляторы вряд ли изменят наш мир в ближайшем будущем.

Впрочем, по-прежнему к вашим услугам более мягко работающий вариант, который можно купить повсюду — кофеин.

Жители Соединенных Штатов потребляют кофе больше, чем газированных напитков, чая и сока вместе взятых.

Увы, никому пока не удалось подсчитать влияние этого на рост экономики — однако значительное количество исследований указывает на множество других преимуществ кофе.

И уж совсем неловко вышло, когда оказалось, что простой кофеин работает лучше, чем коммерческий продукт на основе кофеина, разработанный в компании Джеффри Ву и продающийся сейчас по цене $17,95 за пузырек с 60 таблетками.

Другой популярный стимулятор — никотин. Ученые все больше убеждаются, что этот препарат — мощный ноотроп, способный улучшать память и помогающий концентрироваться на определенных задачах — хотя и его употребление несет давно известные и доказанные риски для здоровья и побочные эффекты.

«Да, некоторые знаменитые нейробиологи жуют «Никоретте», чтобы улучшить когнитивные функции. Но они в прошлом курильщики, и «Никоретте» для них — замена сигаретам», — отмечает Хубермэн.

Так что же случится с нашим миром, если мы все перейдем на регулярное употребление «таблеток для ума»? Да ничего особенного. Дело в том, что большинство из нас уже это делает, попивая по утрам кофе (и не только по утрам). О его влиянии вам мог бы много чего рассказать Бальзак.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s