Всемирная организация здравоохранения назвала привычку к компьютерным играм «диагностируемым расстройством». Но многие эксперты даже не уверены, что такое расстройство существует.

В прошлом месяце Всемирная организация здравоохранения включила в свой список психиатрических диагнозов «расстройство от интернет-игр». Однако реакция на такое решение оказалась, скажем так, неоднозначной.

Сегодня, когда миллионы взрослых людей обмениваются шутками и остротами с приложениями «Сири» и «Алекса», такой диагноз кажется весьма своевременным и даже запоздалым, не правда ли?

Положите свой телефон и посмотрите вокруг. Если половина окружающих вас людей идет по улице или едет в автобусе, уткнувшись в маленький экран, можно без преувеличения сказать, что часть из нас, особенно молодежь мужского пола, крепко запала на игры Fortnite, League of Legends или World of Warcraft и никак не может проснуться — разве что для того, чтобы слегка перекусить.

Они попали в западню. Они спят, упав головой на клавиатуру. Им нужно отвлечься, подышать свежим воздухом. Им нужна помощь.

Но занесение привычки к интернет-играм в категорию психических расстройств чревато определенными опасностями. Многие психологи сомневаются, что «расстройство от интернет-игр» вообще существует в качестве самостоятельной и отдельной проблемы. Критерии диагностики весьма неопределенны, а возможностей преувеличить опасность — великое множество.

«Расстройство от интернет-игр» — пример того, что происходит, когда ученые начинают верить в превращение дурной привычки в нечто совсем иное — в болезнь. Исследований на эту тему становится все больше, и такое представление начинает жить собственной жизнью. Но иногда предполагаемым «пациентам» оно кажется не очень убедительным.

«Вопрос в том, какова разница между вредной привычкой и расстройством, и где провести разграничительную линию», — сказал профессор психологии из Университета Эмори Скотт Лильенфельд (Scott Lilienfeld).

«Кое-кто, например, я, считает, что четкой разницы нет. Другие с нами не согласны. Дело в том, что здесь надо действовать очень аккуратно, чтобы нуждающиеся в помощи люди поверили в ее необходимость», — отметил он.

Определение, которое ВОЗ дала расстройству от игр, совершенно невразумительно и малопонятно:

«Закономерности игрового поведения, характеризующиеся нарушением контроля над процессом игры, когда приоритет отдается игре в ущерб иной деятельности до такой степени, что игра становится важнее других интересов и повседневной деятельности, и человек продолжает играть или даже играет активнее вопреки проявлению негативных последствий».

В качестве диагноза это потенциальный блокбастер. А если учесть, что такой диагноз можно поставить 9% всех геймеров, то можно сказать, что десятки миллионов людей во всем мире страдают от психического расстройства.

Конечно, некоторые из них действительно больны, каковы бы ни были причины.

«У той молодежи, которую я вижу, определенно есть проблемы, и они имеют катастрофические последствия для их жизни. Это учеба, общественная жизнь, настроение», — сказал психиатр из Вашингтона доктор Клиффорд Сассман (Clifford Sussman), который лечит навязчивое пристрастие к играм методами психотерапии. «Неважно, как мы это называем; смысл в том, чтобы дать им средства и возможности для управления своими привычками, чтобы эти средства и возможности стали неотъемлемой частью их жизни», — добавил он.

С ним согласны многие другие психиатры, которые утверждают, что успешно лечат это навязчивое влечение. Но Американская ассоциация психологов и другие организации возражают против такого диагноза.

Ассоциация утверждает, что определение ВОЗ слишком расплывчатое и неконкретное и что проблемы настроения могут на самом деле предшествовать чрезмерному увлечению играми, а не наоборот. Критики говорят, что новый ярлык стал отражением «моральной паники», необоснованного страха перед новыми технологиями, и что раньше родители и некоторые эксперты точно так же предупреждали об опасных последствиях телевидения, а до этого — радио.

«В том, что говорят эти люди, есть зерно правды, — заявляет психолог из Стетсонского университета Кристофер Фергюсон, который скептически относится к опасностям, приписываемым играм. — В этом что-то есть, хотя на самом деле мы знаем недостаточно и не понимаем проблему во всей ее полноте».

Опубликованные на сегодня научные материалы на эту тему не успокаивают, говорит он. Возьмите в качестве пример поиски признаков этого расстройства в головном мозге.

Группа ученых из Китая и Европы недавно провела исследование, попросив 38 человек, у которых они нашли пресловутое «расстройство от интернет-игр», засунуть головы в компьютерный томограф.

По сравнению с теми, у кого отсутствует пагубное влечение к видеоиграм, у данной группы «была обнаружена значительно меньшая плотность коры головного мозга в левой продольной глазнично-лобной зоне, в теменной нижней дольке, в клине, в восходящей лобной извилине и в правой средней височной извилине», заявили исследователи.

Авторы другого исследования, также использовавшие томографию головного мозга, пришли к выводу, что у людей с расстройством от интернет-игр слабее связь между левым миндалевидным телом и левой средней лобной и предцентральной извилиной.

Звучит очень диковинно и непонятно. Но все эти выводы и заключения практически бессмысленны, потому что никто не знает, как эти области взаимодействуют между собой и почему у одного геймера клин толще, чем у другого.

Ведущие финала Континентальной лиги League of Legends в кинотелевизионном комплексе «Главкино» в Московской области

В другом исследовании ученые сосредоточились на вопросах лечения, причем не каким-нибудь рядовым лекарством, а «Бупропионом», как называется антидепрессант, облегчающий отвыкание от курения. Они выяснили, что спустя 12 недель «уменьшились симптомы депрессии, улучшились внимание и импульсивность», а также показатели по так называемой «молодежной шкале интернет-зависимости». Но в исследовании нет ни слова о том, научились ли пациенты твердо контролировать свои игровые привычки.

«Когда есть решение, что существует расстройство, специалисты начинают искать его в мозгу у человека и пытаются уничтожить его, как опухоль головного мозга», — сказал Лильенфельд. Но конечно же, в данном случае никакой опухоли нет.

И наконец, авторы еще одного исследования недавно намекнули, что для выхода из игрового транса фанатов экрана надо сажать в седло.

После семидневного «курса терапии с верховой ездой» группа взрослых людей с игровым расстройством показала улучшения «по таким показателям, как отказ от игр и беспокойство», сделали вывод исследователи.

Верховая езда, обычно в сопровождении физиотерапевта, дающего указания и подбадривающего пациента, полезна для людей с аутизмом, черепно-мозговыми травмами и посттравматическим стрессом.

А теперь и для геймеров.

Пока нет ответа на вопрос о том, к чему приведет решение ВОЗ включить игровую зависимость в перечень расстройств. Будет больше исследований, произойдет стандартизация лечения, надежно меняющая поведение?

Но пока трудно винить фанатов джойстика в том, что они отрицают наличие у них психического расстройства. Вредная привычка — это плохо. Но чтобы избавиться от нее, им не нужны томографы, антидепрессанты и скачущие лошади.

В конце концов, скакать на компьютерной лошади намного безопаснее. А еще там можно саблей помахать.

Бенедикт Кэри (Benedict Carey)

Источник: The New York Times

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s